среда, 11 марта 2015 г.

Породы южных пустынь и оазисов: Ахал-текинская порода лошадей

Прямым современным потомком древнейшей культурной верховой породы является ахал-текинская, выведенная туркменским народом. В VII веке нашей эры туркменские лошади были известны как лучшие в Средней Азии. Они вывозились в смежные и отдаленные страны, привлекали внимание и вызывали восхищение западноевропейских путешественников. В VIII-X веках гвардия багдадских халифов состояла из туркменских всадников, которые ездили на туркменских лошадях.
Туркменская лошадь оказала огромное влияние на верховое коневодство мира; она была использована при выведении арабской, чистокровной верховой, орловской верховой, карабахской, персидской, тракененской, карабаирской и других пород лошадей.
Туркменские, персидские и бухарские лошади во множестве поступали в "государевы конюшни" допетровской Руси. В более поздние годы во многих конских заводах в качестве производителей использовали туркменских аргамаков. В XVIII и первой половине XIX века туркменские жеребцы широко использовались в Закавказье, в степных конских заводах и в верховых заводах центральных губерний России. По описанию ветеринара Нанни, "туркменская лошадь в Закавказском крае занимает первое место у заводчиков и на скаковом кругу Тифлиса" (1853 г.). В первой половине XIX века наиболее выдающимися производителями Стрелецкого и Деркульского конных заводов были туркменские жеребцы. В 40-х годах XIX века 40% лошадей в государственных конных заводах были туркменскими и бухарскими. О высокой работоспособности этих лошадей свидетельствуют отзывы русских специалистов, закупавших лошадей для государственных конных заводов и плативших самые высокие цены за жеребцов породы "теке".
В XVIII и начале XIX века текинская, иомудская и карабахская породы оказывали очень большое влияние на коневодство степных районов юга России, в частности Дона.
В Западную Европу в XV-XIX веках ввозились в большом количестве восточные лошади, подавляющее большинство которых называлось "турецкими". Среди "турецких" было много лошадей из подвластных Турции стран и земель. Изучая описания "турецких" лошадей, сделанные их современниками, можно прийти к бесспорному выводу что это были в большинстве туркменские и персидские лошади.
В числе выдающихся производителей в западноевропейском коннозаводстве был широко известен Туркмен-Атти. Это был, без сомнения, туркменский жеребец, хотя он и записан в заводских книгах Тракененского завода как арабский. Близок по типу к туркменской лошади и один из родоначальников чистокровной верховой породы - Дарлей-Арабиан.
Ахал-текинская лошадь на протяжении всей истории своего развития разводилась в чистоте с применением индивидуального отбора и подбора. Туркмены тщательно вели устные родословные своим лошадям.
Современная ахал-текинская лошадь имеет следующие средние промеры (табл. 102):
Таблица 102. Средние промеры ахал-текинских лошадей (в см)
Таблица 102. Средние промеры ахал-текинских лошадей (в см)
Голова у ахал-текинских лошадей легкая, сухая, с удлиненной лицевой частью и прямым профилем. У лошадей линии Довлет-Ишана часто встречается выпуклый профиль, а в линиях Меле-Куша и Топорбая - вогнутый. Шея длинная, тонкая, мускулистая часто с кадыком. Пристанов головы высокий, затылок широкий и длинный. Холка длинная, высокая, хорошо обмускуленная. Спина длинная. Поясница длинная, прямая; круп прямой или незначительно свислый. Характерной чертой экстерьера ахал-текинской лошади является мягкая спина. Впечатление мягкой спины и запавшей поясницы усиливается в результате высокой резко очерченной холки, длинной спины и поясницы.
Грудь у ахал-текинских лошадей узкая, неглубокая, живот подобран. Лопатка косая. Ноги длинные, чрезвычайно сухие; прочные суставы необъемисты, но хорошо развиты; бабки длинные, крутоватые; копыта довольно большие, правильной формы, преимущественно низкопятые. Сухожильно-связочный аппарат прочный. Оброслость малая, челка и грива редкие, а иногда совсем не развиты; волос хвоста редкий, длинный, щетки отсутствуют, покровный волос тонкий, шелковистый. Кожа тонкая.
Основные масти у ахал-текинцев гнедая, серая, буланая, вороная и рыжая, изредка встречаются соловая, караковая и бурая. Гнедая, рыжая, буланая и соловая масти часто с характерным золотистым отливом волоса, а светло-серая - с серебристым. На голове и ногах нередко имеются отметины.
Ахал-текинская лошадь хорошо акклиматизируется только в теплых климатических зонах, что вполне понятно, так как эта лошадь создана и тысячелетия разводится в жарком климате. Она исключительно хорошо приспособлена к климату пустынь, способна довольствоваться малообъемистым кормом, легко переносит жажду и пр. Основной зоной современного распространения этой породы является Туркменская ССР.
Климат Туркменской ССР жаркий и очень сухой. Осадков выпадает от 50 до 246 мм. Дождливых пасмурных дней бывает в году очень мало. Растительность - характерная для пустыни. Лишь в годы с относительно хорошим увлажнением ранней весной пески и плато покрываются зеленым ковром. Устойчивые весенние и частично летние пастбища имеются только в Копет-Даге и юго-восточных Кара-Кумах. Ахал-текинское коневодство создалось и зиждится на искусственной кормовой базе, на поливном земледелии.
В течение тысячелетий обитания в пустыне, где нет пастбищ, ахалтекинскую лошадь кормили с рук небольшими дозами питательных кормов: зерном, люцерной и лепешками. В результате у нее выработалась способность к поеданию небольших по объему количеств корма. Если с точки зрения табунного коневодства это качество считается недостатком, то в пустыне оно расценивается очень высоко, ибо нельзя набрать с собой столько сена, чтобы проехать по пескам от одного оазиса до другого.
У ахал-текинских лошадей очень своеобразный мягкий, эластичный шаг. Если чистокровная верховая идет, высоко поднимая ноги, раскачивая корпус, то ахал-текинец, несмотря на крутоватые бабки, идет плавно, как бы скользит по земле, корпус его не раскачивается. От запястного сустава он низко выносит ногу, скользящим движением опирается о почву и эластично отталкивается. Туркменские лошади тысячелетиями использовались в условиях пустынь, на песчаном грунте, что не могло не отразиться на характере их аллюров. Лошадь с более высоким шагом, по-видимому, находилась в менее выгодных условиях, чем лошадь, копыто которой касается почвы легким скользящим движением. Возможно, такой характер движения способствовал несколько иному развитию конечности, чем у большинства пород. В самом деле, в учении об экстерьере принято считать, что у одной и той же лошади бабки передних ног обычно несколько длиннее и более наклонны, чем задних. У ахал-текинской лошади бабки задних ног не короче передних и очень часто более отлого направлены. Очевидно, все это элементы приспособления организма лошади к работе в песках.
Ахал-текинская лошадь очень энергична, легко возбудима и подвижна. Она обладает свободной настильной рысью и легким длинным галопом.
Регулярные испытания ахал-текинских лошадей на резвость начали проводить с 1925 г. на Ашхабадском ипподроме, имеющем тяжелую песчаную дорожку. В скачках на разные дистанции установлены следующие рекорды (табл. 103):
Таблица 103. Лучшие резвости ахал-текинских лошадей (на 1 января 1950 г.)
Таблица 103. Лучшие резвости ахал-текинских лошадей (на 1 января 1950 г.)
Существует мнение, что у ахал-текинских лошадей нет дистанционных способностей. Это мнение сложилось в результате того, что на протяжении многих лет их испытывали в скачках на короткие дистанции (600-1000 м). Скачки проводились нерегулярно, в религиозные праздники и семейные торжества баев и должностных лиц. Лошади скакали в один день по нескольку раз. Победителями считались только те из них, которые побеждали всех соперников, хотя бы для этого пришлось скакать 5-6 раз в день. Первые годы работы Ашхабадский ипподром проводил испытания также преимущественно на коротких дистанциях, что повело к выдвижению на первый план лошадей, особенно резвых "накоротке", и широкому их использованию в племенных целях. В дальнейшем в систему испытаний ахал-текинских лошадей вводятся удлиненные (до 4800 м) дистанции. Введение длинных дистанций вызвало изменение в тренинге лошадей.
К коротким дистанциям туркмены готовили лошадей довольно своеобразно. Молодняк в возрасте около 1 года 9 месяцев поступал в тренинг и через 2-3 месяца, в апреле-мае, уже скакал, выступая каждое воскресенье. В тренинге лошади много работали шагом и кентером под кошмой, причем кентеровали не только утром, но и вечером. Кормили лошадей и работали на них так, чтобы у них "открылось ребро". Потением под кошмой преследовалась цель не оставить в организме ни капли жира, ни капли лишней влаги. Накануне скачки лошадь кормили пшеницей, которая вызывала бурное освобождение кишечника. Ночь перед скачкой лошади не давали спать, водя ее в поводу и давая на ходу по 1-2 стебелька люцерны. "Подготовленная" таким способом, подтянутая до предела молодая лошадь (почти жеребенок) выходила на старт.
Только с переходом к более совершенному методу тренинга и рациональному кормлению, обеспечивающему нормальное развитие лошади, можно было ввести испытания на удлиненные дистанции и культивировать более полезный для хозяйства тип ахал-текинской лошади.
Проведенный в 1935 г. конный пробег Ашхабад - Москва, в котором туркменские колхозники на своих лошадях прошли 4300 км за 84 дня, причем безводные центральные Кара-Кумы они пересекли за три дня, пройдя 360 км, показал исключительную выносливость и силу ахал-текинских и иомудских лошадей.
В приветствии туркменским всадникам, участникам беспримерного в истории кавалерии пробега, товарищ И. В. Сталин писал: "Только ясность цели, настойчивость в деле достижения цели и твердость характера, ломающая все и всякие препятствия, - могли обеспечить такую славную победу".
В 1945 г. Московским ипподромом с целью испытания лошадей различных пород был проведен 500-километровый пробег за пять дней. Победителем вышел серый ахал-текинский жеребец Тарлан, рожд. 1937 г., от Тилля-Куша и Мурад.
На конно-спортивных состязаниях, проводимых в Средней Азии, первые места по прыжкам, конкур-иппику, гладким и барьерным скачкам, высшей школе езды занимают, как правило, ахал-текинские лошади и их помеси с чистокровной верховой.
В колхозах Туркменской ССР ахал-текинские лошади и их помеси успешно выполняют сельскохозяйственные и транспортные работы, используются на стройке каналов и т. п.
Ахал-текинские кобылы в обычных условиях кормления, содержания и ухода дают 80% выжеребки. Если летом в жару подсосных кобыл систематически подкармливать зеленой люцерной, то они воспитывают хорошо развитых жеребят.
Ахал-текинская лошадь долговечна. Так, знаменитый жеребец Бойноу жил 23 года, Меле-Куш - 24 года, Елкоб - 23 года, Тилля-Куш - 23 года, Курбака - 23 года и т. д.
Многие жеребцы успешно выступают на ипподроме в возрасте 8-10 лет. Серый Хан, рожд. 1932 г., беспроигрышно скакал в 1940 г.; светло-серый Первомай скакал в десятилетнем возрасте; рекордист породы, основной производитель племенной фермы колхоза имени Ворошилова темлобуланый Карловач установил рекорды на длинные дистанции в возрасте семи лет; блестяще скакали в Москве и Ашхабаде восьмилетние Улькер и Сайван и др. Все эти ценные качества породы следует развивать, создавая соответствующие условия.
Ахал-текинские жеребцы были довольно широко использованы в табунных конных заводах Южного Казахстана, где оказались хорошими улучшателями. От них и казахских кобыл ростом в среднем 139 см получены помеси первого поколения, значительно превосходящие своих матерей по промерам, верховости склада и аллюрам (табл. 104).
Таблица 104. Средние промеры помесей ахал-текинской и казахской пород, выращенных в табунных конных заводах (кобылы пяти лет и старше)
Таблица 104. Средние промеры помесей ахал-текинской и казахской пород, выращенных в табунных конных заводах (кобылы пяти лет и старше)
В Луговском конном заводе специально отобранные помеси - жеребцы, воспитанные в улучшенных условиях, прошедшие тренинг и испытания, имеют следующие промеры (в см):
Эти жеребцы достаточно крупные, верхового склада, хорошо приспособлены к местным условиям и дают хороший приплод от ахал-текино-казахских и казахских кобыл.
(В книге-источнике отсутствует страница: 495 (полстраницы))
При испытаниях на Алма-Атинском ипподроме ахал-текино-казахские лошади показали хорошее качество аллюров и резвость. Небезынтересно отметить, что победитель в максимальном суточном пробеге в 1949 г. жеребец Сайгак, рожд. 1944 г., в Луговском конном заводе, прошедший 301,2 км за сутки, по происхождению является помесью казахской, ахал-текинской, карабаирской и чистокровной верховой пород.
Помеси первого поколения от ахал-текинских жеребцов и казахских кобыл, выращенные в табунных условиях Южного и Западного Казахстана, имеют достаточный для верховой лошади рост, яркую выраженность верхового склада, хорошие рычаги и мускулистость. По требовательности к корму и уходу они ничем не отличаются от помесей других пород.
У кобыл второго поколения, воспитанных в примитивных табунных условиях, наблюдается некоторое снижение промера обхвата груди и нет увеличения в росте по сравнению с помесями первого поколения. Но в то же время среди них значительно выше процент кобыл, зачисленных в племенную и лучшую ремонтную группу. Таким образом, для получения пользовательной верховой лошади вполне достаточно в табунных условиях разводить помесей первого поколения.
Зоной использования ахал-текинских лошадей являются южные степные, полупустынные и пустынные области Советского Союза.
Туркмены вели происхождение своих лошадей устно, передавая его из поколения в поколение. Они вели отбор по результатам испытаний и качеству приплода. К известному жеребцу приводили кобыл, не считаясь с расстоянием. Нередки были случаи, когда владелец выдающегося производителя объезжал в случной сезон многие населенные пункты. Так использовался знаменитый Бек-Назар-Дор, покрывавший в один...
(В книге-источнике отсутствует страница: 496 (полстраницы))
...Султан-Гули и Гечели. Часть этих линий получила значительное распространение в Казахской ССР благодаря работе Джамбулского конного завода, а часть (особенно самая ценная, состоявшая из сыновей и внуков Ворона) попала на Северный Кавказ, Урал, в Кара-Калпакию, в различные заводские конюшни, в Иран и бесследно исчезла для породы.
К настоящему времени в ахал-текинской породе имеется девять мужских линий, из которых пять объединены общностью происхождения от одного родоначальника - Бойноу. Его выдающиеся сыновья и внуки образовали свои самостоятельные линии, и, таким образом, существовавшая ранее одна линия Бойноу распалась на пять: Меле-Куша, Меле-Чепа, Баба-Ахуна, Довлет-Ишана и Бек-Назар-Ала.
Линия Меле-Куша. Наибольшей известностью и любовью населения пользовался исключительно породный феноменальный скакун и выдающийся производитель золотисто-буланый Меле-Куш (1909-1933 гг.) от Бойноу и Ораз-Нияз-Карадашли. Он был широко использован и оставил многочисленное потомство, которому наряду с выдающимися скаковыми способностями стойко передавал особенности своего экстерьера: маленькую широколобую голову с большими глазами, мягкую спину, длинный мощный круп, костистые, с прочными сухожилиями конечности. Лошади этой линии некрупны (так же как и сам Меле-Куш), растянуты, резвы, плодовиты, долговечны и хорошо сочетаются с любой другой линией. Вследствие большой популярности потомства Меле-Куша большинство его сыновей по высокой цене было продано и выведено из республики, и к году его смерти в Туркмении остались только последние три сына.
Дочери Меле-Куша - одна из лучших маточных групп в породе: Елкаб (рост 155 см), Асмант (рост 155 см), Оводан, Бурка, Кеши и др. дали от разных жеребцов много очень хороших лошадей, часть которых становится продолжателями линии своих отцов.
Рис. 208. Кобыла ахал-текинской породы Меле-Хан, бул., рожд. 1929 г., от Меле-Куша и ахал-текинской кобылы. Промеры 151-150-164-18,5
Рис. 208. Кобыла ахал-текинской породы Меле-Хан, бул., рожд. 1929 г., от Меле-Куша и ахал-текинской кобылы. Промеры 151-150-164-18,5
В породе имеются прямые внуки Меле-Куша - Морчи и Сапархан.
Морчи, рожд. 1934 г., - правильный, крупный, костистый дистанционер, безусловно ценная лошадь, но он лишь формально может считаться продолжателем линии своего знаменитого деда, ибо ему совсем не присущи характерные для этой линии черты, и по существу эта лошадь не принадлежит к линии Меле-Куша.
Золотисто-буланый Сапархан, полученный в результате родственного разведения при повторении Меле-Куша во II-III рядах предков, рожд. 1933 г. (рост 156 см), широко использованный в породе, зарекомендовал себя крупным резвым потомством. Однако Сапархану присущи некоторая сырость конечностей и сквозные наливы скакательных суставов, несвойственные ахал-текинской породе и, тем более, линии Меле-Куша. Его приплод имеет часто сырые суставы, прост и даже груб. Сапархан очень схож со своим отцом Чомучем и, видимо, унаследовал от него свой конституциональный тип и экстерьер. Но в отдельных случаях он дает породных, сухих и правильных жеребят.
Линия Меле-Чепа. Второй сын Бойноу, буланый Меле-Чеп, - некрупный (152 см) и костистый жеребец с хорошей спиной, длинным мускулистым крупом, отлично скакавший. В настоящее время линия представлена его внуками - Алгыром, Дайханом, Гуламом, Маро, Кара-Киром и Алагезом и правнуками - Кир-Сакаром, Пельваном и Меле-Чепом. Лошади линии Меле-Чепа несколько крупнее, особенно потомство его сына Аг-Ишана (Алгыр, Дайган, Пельван, Кир-Сакар), чем потомство Меле-Куша. Они правильны, дельны, хорошо скачут на длинных дистанциях, но не так "нарядны" по экстерьеру. Благодаря правильному сложению они хорошо сочетаются со всеми другими линиями и корректируют их недостатки (короткий круп в потомстве Эверды-Телеке, мягкую спину в потомстве Меле-Куша).
Особенно интересен в работе по улучшению экстерьера ахал-текинских лошадей серый Кир-Сакар, рожд. 1937 г., от Алгыра и Айден, принадлежащий колхозу "Тезе-Иол", Байрам-Алийского района. Это крупный, мощный, правильно сложенный, костистый и очень породный жеребец. Его промеры 162-178-20. Он отлично скакал в молодом и старшем возрасте. Приплод от него крупный, костистый (жеребчик Оводан в двухлетнем возрасте имел рост 160 см).
На второе место должен быть поставлен гнедой Пельван, рожд. 1937 г., принадлежащий колхозу "Большевик", Байрам-Алийского района. Он так же работоспособен и могуч, как Кир-Сакар, и дал в колхозе уже несколько хороших ставок. Эта линия успешно развивается в колхозах района деятельности Туркменского государственного племенного рассадника, где она имеет лучших своих представителей, используемых в наиболее крупных, с хорошей кормовой базой племенных фермах. В зоне Туркменского госплемрассадника линия Меле-Чепа заметно идет на убыль. Между тем всемерное развитие и совершенствование ее необходимо, так как ее представители крайне нужны для улучшения экстерьера и дистанционности ахал-текинской лошади. Реальная возможность для развития линии имеется: есть хорошие жеребцы, которых следует шире использовать, и достаточное количество маток.
Линия Баба-Ахуна в породе представлена многочисленным потомством двух его внуков: золотисто-буланого Топорбая, рожд. 1918 г., и вороного Тугурбая, рожд. 1920 г. До вывода в Челябинскую область в 1929 г. Топорбай был широко использован в Туркмении и оставил ряд выдающихся сыновей и дочерей, Топорбай, инбридированный на Баба-Ахуна в II-II рядах предков и являющийся внуком матери Меле-Куша - знаменитой кобылы Ораз-Нияз-Карадашли, типичен для линии Бойноу. Как сам он, так и его потомство чрезвычайно сходны с Меле-Кушем.
Топорбай был небольшого роста (152 см), имел хорошую спину, но малый обхват груди и саблистость. Дети его гармоничны, правильны по экстерьеру и достаточно крупны.
Из 7 сыновей Топорбая дали лучший по качеству приплод и способствовали распространению линии жеребцы Тилля-Куш, рожд. 1926 г., Мамед, рожд. 1925 г., и Меле-Кирги, рожд. 1928 г.
С 1933 г. Тилля-Куш состоял основным производителем Ашхабадского конного завода. Это правильный, достаточно глубокий, с хорошим верхом, но некрупный жеребец (154 см). В 1945 г. за отличное и многочисленное потомство ему присуждено звание чемпиона республиканской выставки. Его дети правильны, костисты, сухи, породны, обладают хорошими скаковыми способностями. От дочерей Меле-Куша Тилля-Куш дал наиболее породных лошадей, типичных для старой линии Бойноу. Так, от Ене-Гуль он дал чемпиона республиканской выставки 1944 г. золотисто-буланого Тебита, рожд. 1939 г. (промеры Тебита 157-175-19,5), и крупную (высота в холке 157 см), резвую Тогдари (рекорд на 1000 м - 1 мин. 07 сек.).
В сочетании с самыми крупными матками Ашхабадского конного завода - дочерьми Эверды-Телеке - от Тилля-Куша получены рослые (от 157 до 162 см в холке), правильные по формам, хорошие дистанционеры: Ташауз, рожд. 1935 г., Тахир, рожд. 1936 г., Тарлан, рожд. 1937 г., Товшан, рожд. 1936 г., и другие лошади элитного значения.
Рис. 209. Жеребец ахал-текинской породы Тилля-Куш, зол.-бул., рожд. 1926 г., от Топорбая и Мовлям-Берды. Промеры 154-155-179-19. Состоял основным производителем Ашхабадского конного завода
Рис. 209. Жеребец ахал-текинской породы Тилля-Куш, зол.-бул., рожд. 1926 г., от Топорбая и Мовлям-Берды. Промеры 154-155-179-19. Состоял основным производителем Ашхабадского конного завода
Тарлан в 1945 г. занял первое место в 500-километровом пробеге, в котором участвовали лошади восьми пород. Товшану в 1939 г. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке присужден аттестат третьей степени.
Буланый жеребец Везир, рожд. 1934 г. (Тилля-Куш - Вехерзен), от некрупной, но чрезвычайно гармоничной ахал-текинской кобылы Барокко, дал в колхозе имени Ворошилова выдающегося по экстерьеру и дистанционным способностям элитного темно-буланого Карловача, рожд. 1939 г., установившего рекорды породы: на 1800 м - 2 мин. 06 сек., на 3200 м - 3 мин. 55 сек., на 4800 м - 6 мин. 01 сек.
Рис. 210. Жеребец ахал-текинской породы Карловач, тем.-бул., рожд. 1939 г., в колхозе имени Ворошилова, Ашхабадского района, от Везира и Барок
Рис. 210. Жеребец ахал-текинской породы Карловач, тем.-бул., рожд. 1939 г., в колхозе имени Ворошилова, Ашхабадского района, от Везира и Барок
Гнедой жеребец Мамед, рожд. 1925 г., использованный в основном в государственной заводской конюшне, оставил ряд элитных сыновей. Лучший из них - рыжий Улькер, рожд. 1937 г., признанный в 1940 г. в Ташкенте чемпионом породы, - крупный, правильный, костистый, породный, высокого скакового класса жеребец, выращенный в колхозе имени 12 лет РККА, Ашхабадского района. Улькер выиграл все основные призы для лошадей трех лет и старше ахал-текинской породы на Ашхабадском, Ташкентском и Московском ипподромах и установил три рекорда породы. Его дети правильны по экстерьеру и хорошо скачут.
Блестяще скакал во всех возрастах на областном ипподроме серый жеребец Мары, рожд. 1938 г. (Мамед - Мары), установивший рекорд на 2400 м - 2 мин, 49 сек. Это крупный (158 см в холке), несколько растянутый очень породный жеребец.
В колхозах Туркменского госплемрассадника продуцируют еще три сына Мамеда: рыжий Мургаб, рожд. 1938 г., вороной Меркез, рожд. 1936 г., и серый Медениет, рожд. 1938 г.
Сын Топорбая, золотисто-буланый Меле-Кирги, был мелкий жеребец (рост 151 см) с небольшим обхватом груди и узким крупом. Ряд лет он использовался в Джамбулском конном заводе, Казахской ССР.
В Туркмении от внучки Бек-Назар-Дора, хорошей матки Пудок-Хан, он оставил буланого жеребца Мунира, рожд. 1935 г., рослого, костистого, несколько грубоватого и резвого.
В Джамбулском конном заводе от Меле-Кирги получены 3 элитных жеребца: Емурлук (рекорд на 2000 м - 2 мин. 22 сек.), Ермеки, купленный Туркменской государственной заводской конюшней, и Кель-Мирза (рекорд на 1800 м - 2 мин. 08,6 сек.). От Меле-Кирги в Джамбулском заводе имеется 12 элитных кобыл.
Второй продолжатель линии Баба-Ахуна - вороной Тугурбай, рожд. 1920 г. (высота в холке 157 см), происходит от дочери Ворона. Он крупнее, костистее и дельнее своего полубрата Топорбая. Из-за подозрения на курбу Тугурбай был использован только на рядовых матках, чем и объясняются неудачи его как производителя. Он оставил только трех хороших сыновей, из которых в породе используются два. Наибольшей известностью пользуется гнедой элитный жеребец Ель, рожд. 1932 г., чемпион республиканской выставки 1946 г. Он происходит от жеребца Тугурбая и дочери Меле Куша - кобылы Елкаб. Ель - костистый, с прекрасным верхом, очень породный и "нарядный" жеребец с необычайно живым темпераментом, при этом исключительно добронравный. Он отлично скакал на все дистанции и был назначен в Ашхабадский конный завод производителем. В первых же ставках он дал ряд выдающихся жеребцов: Ереша, Егенбая, Ездана, Елгуша и кобыл: Ене-Джан, Етим, Енам, Елмык и др. Потомство Еля лишено недостатков линии верха и крупа, очень однотипно, на костистых, с длинными бабками ногах, обладает хорошими скаковыми способностями.
Рис. 211. Жеребец ахал-текинской породы М а г, рожд. 1941 г., в Ашхабадском конном заводе, от Мары и Езос
Рис. 211. Жеребец ахал-текинской породы М а г, рожд. 1941 г., в Ашхабадском конном заводе, от Мары и Езос
Второй сын Тугурбая - серый Тугур, рожд. 1936 г., от заурядной кобылы Бил-Биль, был крупнее и правильнее Еля, отлично скакал.
Третий, очень породный, но плохо скакавший, сын Тугурбая - темногнедой Биргут, рожд. 1935 г., имеет запавшее запястье и торцовые бабки, используется в скрещивании с местными кобылами.
Линия Довлет-Ишана. Эту линию правильно разделить на две: линию Эверды-Телеке и линию Ходжибая, так как они сами и все их потомство резко различны по типу и экстерьеру.
Эверды-Телеке и его дети характерны крупным ростом и ярко выраженной своеобразной породностью. Голова, выпуклая во лбу; шея очень длинная, высоко поставленная. Холка высокая, длинная. Спина мягкая, круп короткий, часто вздернутый. Грудь неглубокая. Конечности длинные, костистые, часто с запавшим запястьем и низкопятостью. Челка и грива у многих лошадей этой линии почти отсутствуют.
Эверды-Телеке использовали в Ашхабадском конном заводе, где от него получено 11 жеребцов-производителей и много заводских кобыл. Наиболее популярен в Туркмении блестящий скакун, очень похожий на своего отца, но без его недостатков, вороной жеребец Кара-Куш, рожд. 1925 г. Он удостоен на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1940 г. аттестата первой степени. Кара-Куш оставил 6 хороших сыновей, из которых серый Кара-Куш, рожд. 1937 г., был чемпионом областной выставки 1946 г.
Сыну Эверды-Телеке - золотисто-буланому Меле, рожд. 1928 г., на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве в 1939 г. было присуждено звание чемпиона породы, а другому сыну Эверды-Телеке - гнедому Дор-Кушу, рожд. 1928 г., - звание чемпиона Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в 1940 г. Дор-Куш следа в породе не оставил, а Меле, будучи использован в Ашхабадском конном заводе и в государственной заводской конюшне, от выдающейся заводской матки Беллы дал двух правильных резвых дочерей - Марал и Мульк. Марал установила рекорд на 1000 м - 1 мин. 06 сек. и повторила рекорд Улькера и Емурлука на 2000 м - 2 мин. 22 сек. Кроме них, в заводе имеются еще две элитные дочери Меле - Мата и Мер дан.
Из жеребцов хорошо сложен сын Меле - золотисто-буланый Меле-Чеп, рожд. 1938 г., от Гуль, дочери Топорбая. Но Меле-Чеп не в типе отца. Это скорее Топорбай, хотя и крупный. Скаковыми способностями он не блещет и имеет увеличение головки грифельной кости правой задней ноги.
От Бейфид и Меле получен прекрасно скакавший в двухлетнем возрасте темно-рыжий Мелеке, рожд. 1938 г. Он очень породен, но для своей линии не крупен (рост 153 см), имеет хорошую грудь, мягкую спину и короткий круп.
Эверды-Телеке дал от Бейфид рекордиста Кизила, рожд. 1930 г., промеры 158-177-20, который до 1941 г. использовался в Джамбулском конном заводе, где оставил ряд элитных лошадей, из которых интересен жеребец Скак, рожд. 1940 г., промеры 164-181-21 (не скакал), - типичный представитель линии Эверды-Телеке, и Хаким, очень мощный густой жеребец. Дочери Кизила крупны (промеры 155-175-18,5) и породны.
В Тедженском районе был использован сын Эверде-Телеке - буланый Телеке, рожд. 1929 г., оставивший в колхозах 29 элитных и первоклассных дочерей и достаточно крупного (промеры 157-178-20), с хорошими дистанционными способностями жеребца Тетыра, рожд. 1938 г.
Серьезным недостатком потомства Эверды-Телеке является их невысокая плодовитость.
Второй продолжатель линии Довлет-Ишана - гнедой Ходжибай, рожд. 1925 г., резко отличается по типу от Эверды-Телеке и его потомства. Потомство Ходжибая в массе представлено некрупными, очень породными, сухими, резвыми лошадьми. Лучшим сыном Ходжибая был золотисто-гнедой Кишмири, рожд. 1936 г., промеры 156-168-19. Самый резвый его сын - гнедой Дор-Допель, рожд. 1934 г. (высота в холке 152 см), которого использовали на племенной ферме колхоза имени 12 лет РККА. От него уже имеются производители: Мургаб, рожд. 1939 г. (высота в холке 159 см), Комар, рожд. 1939 г. (высота в холке 156 см) и др.
Линия Бек-Назар-Ала была продолжена не менее популярным в Туркмении, чем Меле-Куш, гнедым Бек-Назар-Дором, прожившим 27 лет, и серым Посманом, продуцировавшим в Джамбулском конном заводе.
Бек-Назар-Дор был феноменальным скакуном. Он имел небольшой рост (153 см), был недостаточно глубок, с мягкой спиной, выпуклой поясницей, длинным, очень мускулистым крупом. Его использовали почти во всех коневодческих районах. Он оставил многочисленное потомство, значительное число которого вывезено из Туркмении. От глубоких, широкотелых кобыл получены лучшие его сыновья: рыжий Бек, рожд. 1935 г. и рыжий Байрам-Али, рожд. 1935 г. Бек на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в 1939 г. удостоен аттестата третьей степени.
В маточном составе Джамбулского конного завода имеются хорошие дочери Бек-Назар-Дора. Их промеры: высота в холке - 153 см, обхват груди - 173 см, обхват пясти - 18,2 см. Туда же в 1946 г. приведен из Туркмении один из лучших внуков Бек-Назар-Дора - темногнедой жеребец Юлдуз, рожд. 1934 г. Его промеры 159-176-20. Юлдуз отлично скакал в Ашхабаде, Ташкенте и Москве. В 1940 г. на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке ему присужден аттестат первой степени.
Некрупный, беднокостный сын Бек-Назар-Дора - рыжий Беледжик, рожд. 1932 г., от дочери Эверды-Телеке, продуцирует в колхозах Бахар-денского района, Туркменской ССР. Его сын Кеидери установил рекорд породы на 4000 м-4 мин. 45,8 сек.
Посман был неглубоким жеребцом с хорошим верхом, на правильных костистых ногах. Он оставил в Джамбулском конном заводе элитного производителя Кешик-Пе (промеры 156-179-19) и 8 элитных кобыл.
Из потомков Посмана особенно выделялся в коневодстве Туркмении отличный скакун вороной Чала, рожд. 1932 г. В массе он дает дельный и резвый приплод. Особенно хороши его дочери; они глубоки, рослы, породны, хорошо скачут. Жеребцы от него заурядны.
К линиям, не восходящим к Бойноу, относятся линии Ворона, Султан-Гули и Чопар-Келя.
Линия Ворона. Родоначальник линии Ворон был крупным, безупречным по экстерьеру жеребцом. Он состоял производителем б. Закаспийской заводской конюшни, где давал исключительно дельный приплод. Его дети были прекрасными скакунами, свободными от недостатков экстерьера, свойственных в массе представителям ахал-текинской породы. Они пользовались большим спросом, их закупали и вывозили из Туркмении в другие области и республики Советского Союза. Отсутствие достаточного количества продолжателей привело линию Ворона к упадку. В то же время лошади этой линии представляют особую ценность для совершенствования породы, так как, будучи конституционально крепкими, крупными, с прекрасной линией верха, глубокой грудью, породными, хотя и не столь блесткими, как потомство Бойноу, они хорошо сочетались со всеми линиями и исправляли их недостатки. Поэтому самой неотложной задачей туркменского коневодства является всемерное использование в племенных хозяйствах оставшихся в породе жеребцов этой линии: вороного Султана, рожд. 1930 г., серого Хана, рожд. 1932 г., и Пельвана, сына Полота. Это очень крупные, ростом от 158 до 160 см, обхватистые и костистые жеребцы. Султан при правильном экстерьере очень породен. Хан несколько проще, но более могуч и обладает очень хорошей работоспособностью; он скакал с выдающимся успехом до восьмилетнего возраста.
Линия Султан-Гули разводится преимущественно в Джамбулском конном заводе, Казахской ССР. В Туркмении имеется незначительное количество лошадей этой линии, завезенных из Джамбулского конного завода. Продолжателем линии долгое время был производитель завода Случай, оставивший 3 жеребцов: Кошпели, Баскака и Факир-Сулу - и ряд хороших элитных кобыл. В Джамбулском конном заводе в настоящее время имеется 17 кобыл от Случая и его сыновей и 8 элитных дочерей других жеребцов линии Султан-Гули.
В колхозах района деятельности Туркменского госплемрассадника с 1946 г. продуцирует сын Случая - вороной Кара-Сур, рожд. 1935 г.
Линия Чопар-Келя развивалась в Джамбулском конном заводе, где в течение почти 20 лет использовался гнедой Дор-Байрам, рожд. 1925 г. Это был костистый, с хорошим верхом, простоватый, с короткой массивной шеей, но дельный жеребец. Приплод его широкотел, массивен, костист и крупен, хорошо переносит табунное содержание. Лучшие его сыновья - Мендос, Шиндос и Бул-Бул. Последний состоит производителем Джамбулского конного завода. Скаковые способности у потомства Дор-Байрама хорошие.
Для распространения в породе более массивных костистых лошадей в Туркмению в 1948 г. было завезено из Джамбулского конного завода 28 лошадей этой линии, среди которых элитные: Судан, рожд. 1942 г., от Дор-Байрама и Скалы, и Араб-Дор, рожд. 1935 г.
До завоза линия Чопар-Келя в Туркмении была представлена слабо. В колхозах Тедженского района ее продолжал полубрат Дор-Байрама - Дурно, рожд. 1935г. (рекордна 1000 м - 1 мин. 08 сек.). Он обладал чрезвычайно высокой работоспособностью и резвостью, благодаря чему в раннем возрасте был участником байги, которую и выиграл, но получил растяжение сухожилий сгибателей передних ног. С такими ногами он пришел двухлеткой на ипподром и скакал хотя и успешно, но значительно хуже своих возможностей. Это был рослый, чрезмерно растянутый, неглубокий в груди, с коротким ложным ребром, грубой головой, угловатый жеребец. От него остались два производителя, выращенные в колхозах, - Джигит и Доркуш.
Второе ответвление линии Чопар-Келя через его внука Джангли-Кара, представленное резвыми, некрупными, легкого типа, узкогрудыми, со свислым крупом лошадьми (Дорджа-Депель, Теке), не получило распространения.
Сейчас линию Чопар-Келя следует считать линией его внука вороного Куртбая, так как она продолжается только через сыновей последнего. Развитию массивности и костистости лошадей этой линии благоприятствовали лучшие условия кормления и воспитания, созданные в Джамбулском конном заводе.
В породе имеется значительное количество выдающихся кобыл. На первом месте стоит матка племенной конефермы колхоза имени 12 лет РККА элитная рыжая Пель, рожд. 1932 г., блестяще скакавшая и неоднократно выигрывавшая у таких соперников, как Ель, Чала, Хан; Пель дала 6 элитных лошадей, среди которых 4 жеребца-производителя. Ее приплод не знает поражений и легко выигрывает в любой компании.
Следует отметить дочь Эверды-Телеке - серую Мурад - мать трех элитных жеребцов, кобылу Ене-Ханум колхоза "Молдар", Каахкинского района, - мать Дайхана и ряда ценных кобыл, дочерей Меле-Куша: Елкаб, Ай, Ене-Гуль, Асмант и др.
Дальнейшая племенная работа с ахал-текинской породой должна быть направлена на улучшение экстерьера, повышение массивности, исправление линии верха, лучшее строение грудной клетки, улучшение постановки конечностей. Одновременно надо совершенствовать дистанционные качества породы.
Опыт Джамбулского конного завода, Казахской ССР, и многих колхозов Туркмении показал, что ахал-текинские лошади чрезвычайно быстро реагируют на улучшение условий кормления и содержания. Так, в Джамбулском конном заводе, где применяют достаточное кормление, шире используя равнинные и горные пастбища, лошади отличаются крупным ростом, массивностью, хорошо развитыми прочными конечностями, крепкой здоровой конституцией и высокой работоспособностью. Средние промеры кобыл этого завода: высота в холке - 154,2 см, обхват груди - 174,3 см, обхват пясти - 18,4 см. Хороших, крупных, массивных лошадей выращивает ряд колхозов Туркмении: имени 12 лет РККА, имени Ворошилова, "Захметкеш", имени Куйбышева, имени Андреева, "Молдар", "Тезе-Ел", "Большевик" и др. Одностороннее увлечение резвостью и особо нарядным, утонченным, переразвитым типом с введением удлиненных дистанций уступило стремлению выращивать лошадей более дистанционных и массивных.
В Туркменской ССР ахал-текинская лошадь разводится в конюшенных условиях. Из-за отсутствия естественных пастбищ весь период вегетации ее кормят свежескошенной люцерной, задаваемой или в чистом виде, или резанной в смеси с саманом. Ячмень скармливается в целом виде и в виде сечки ("ярама"). Лошади в конюшнях находятся только зимой, остальное время года они стоят на приколах в тени садов. В самую жару и на ночь их одевают кошмами. Прикопетдагские колхозы, имеющие пастбища в горах, весной перегоняют туда все поголовье племенных ферм. Все колхозы практикуют выезды на племенных лошадях в пески для "купанья". Лошади, "купающиеся" в веснах, значительно бодрее и крепче. Поездки в пески укрепляют связочно-сухожильный аппарат.
Ахал-текинская порода и ее помеси распространены в Туркменской, Казахской, Узбекской и Киргизской ССР. Основная масса лошадей сосредоточена в колхозах Туркменской ССР.
Ведущими племенными хозяйствами являются Ашхабадский конный завод Туркменской ССР и Джамбулский конный завод Казахской ССР. В Туркмении организован госплемрассадник по разведению ахал-текинской лошади - Туркменский, в зове деятельности которого расположены основные племенные колхозные коневодческие фермы.
Выдающиеся верховые качества ахал-текинских лошадей и хорошие результаты улучшения ими казахской лошади в Луговском и Кегеньском конных заводах позволяют рекомендовать эту породу для разведения и улучшения ею местных лошадей в Узбекской ССР, а также в южных районах Казахской ССР.
Источник: http://konevodstvo.su/

Комментариев нет:

Отправка комментария