понедельник, 9 марта 2015 г.

Ахалтекинский конь в древности


Из книги Президента Республики Туркменистан Гурбангулы Бердымухамедова "Ахалтекинец - наша гордость и слава": 

Итак, ахалтекинец… Кто он и откуда? Кому обязано человечество созданием коня-легенды, чье происхождение восходит ко времени зарождения самой цивилизации мира? И почему так долог был путь нашего быстроногого скакуна к своему подлинному имени, неотделимому
от имени народа-создателя?

Безусловно, мир знал не одну породу лошадей, тип которых формировался,прежде всего, природно-климатическими условиями мест их обитания. Но речь идет о коне, увековеченном в искусстве и мифологии самых разных народов. По признанию ученых, как за честь оказаться родиной Гомера спорили малоазийские города, так и за то, чтобы оказаться родиной коня, спорили разные страны и исследователи.

«Есть на Востоке обширная территория по имени Нисайя, где водятся величественные лошади», – это свидетельство оставил в V веке до н.э. отец истории Геродот.

«Кони Нисеи превосходят всех своей красотой. Это кони, достойные могущественных царей, прекрасные с виду, легко выступающие под всадником, легко повинующиеся удилам; высоко несут они свою гордую, горбоносую голову и со славой реют в воздухе золотые их гривы». А эти строки принадлежат автору «Римской истории» греку Аппиану, жившему во II веке до н.э.

В начале новой эры древнегреческий географ и историк Страбон подтвердит:
«Нисейские лошади самые крупные и самые лучшие, ими пользуются персидские цари».

С приходом парфян величественный конь станет рыцарским символом могущественного государства, подчинившего себе огромное пространство от Месопотамии до Индии.

При раскопках Новой Нисы – резиденции парфянских царей – среди найденных фигур лошадей оказался и конь рыцаря в легкой броне и со шлемом.Первые рыцари мира, как и само рыцарство, зародилось здесь, в Парфии, а уже потом распространилось по миру, унаследовав наряду с «железным» обликом коня и всадника принципы самоотверженности и благородства, на которых, собственно, базировалось само понятие рыцарства и рыцарских добродетелей.

А первым рыцарем был основатель Парфянского царства Арсак I. Туркмен по происхождению, он возглавил восстание местных племен против греко-македонского
владычества и, освободив предгорные районы Копетдага от греческих наместников, здесь, в области под названием Парфиена, заложил ядро будущей державы.

Античный автор сообщал: «Память его парфяне чтили так, что с тех пор все парфянские цари
нарекались именем Арсака». Скорее, это было не имя, а звание, этимология которого берет начало в древнетуркменском слове «ар», «эр» («мужчина», «мужественный»).

Плутарх писал о парфянах: «Парфянин, приученный с одинаковой легкостью наскакивать и обращаться вспять, рассыпает свои конные части, дабы можно было беспрепятственно поражать врага стрелами».

«Крылатый конь», «небесный конь», «конь, живущий на вершине горы» –
далеко не полный перечень эпитетов, которыми награждали чудо-скакуна в древних
мифах и легендах Индии и Месопотамии, Египта и Вавилона, Греции и Рима. Для
многих народов эти кони были желанной добычей и дорогим подарком, о них мечтали
китайские императоры и русские цари. Китай назовет их «потеющими кровью» и дважды во II веке до н.э. пойдет войной на Среднюю Азию, чтобы завладеть небесными скакунами.

Что же смущало ученых в определении родины коня? По-видимому, тот факт, что этот тип лошади воспроизводили археологические находки, относящиеся как к разным векам и тысячелетиям, так и отстоящим друг от друга на тысячи километров землям и территориям. При этом многие доказательства указывали на один и тот же тип лошади, будь то останки боевого коня со всей амуницией, хорошо сохранившиеся в вечной мерзлоте алтайских курганов, либо изображения колесниц египетских фараонов, запечатлевшие типичный экстерьер ахалтекинца: сухое гармоничное телосложение, длинная спина с высокой холкой, лебединый изгиб шеи, тонкие ноги, аккуратно подстриженные гривы.

В XIV веке до н.э. в Хеттском царстве появится знаменитый трактат о тренинге лошадей, расшифрованный только в начале ХХ столетия, который, по признанию иппологов, точь-в-точь повторяет широко практикуемые туркменами приемы тренинга ахалтекинцев. К слову сказать, обращая внимание на полную идентичность выучки лошадей у хеттов и у поздних туркмен, многие ученые отмечали при этом удивительное совпадение в запечатленном на древних рельефах типе одежды хеттских цариц и традиционного праздничного убранства туркменских женщин, сохранившегося до сих пор.

Подобных совпадений известно немало, и среди них, пожалуй, самое характерное – сложный комплект массивных серебряных украшений к женскому костюму, элементы которого – головные, наплечные, нагрудные, наручные – предполагают их некогда защитное применение у легендарных амазонок древности, прославившихся своим виртуозным владением конем и умением выпускать стрелы, оборачиваясь на лету.

Мужскую мерлушковую папаху «тельпек», которую, спасаясь от жары, до сих пор носят чабаны в пустыне, ученые разглядели в изображениях наездников, запечатленных на знаменитых орхоно-енисейских каменных письменах. Лошади под всадниками передают облик ахалтекинских коней: та же лебединая шея и прекрасная гордая голова, те же длинные стройные ноги. По мнению исследователей, сюда, к берегам Енисея, в 500-х годах до н.э. откочевали, спасаясь от набегов Дария, сакские племена.

А вот как, по описанию, выглядит конь, «доскакавший» в начале новой эры
до Алтая и обнаруженный в одном из его курганов две тысячи лет спустя: «Благодаря
мерзлоте дошла до исследователей и мумия крупного золотисто-рыжего с изящной
головой, красивой шеей, стройного, хорошо выезженного коня – на нем не было ни
царапины, ни следа нагайки».

Этот исторический экскурс будет неполным, если не сослаться на свидетельства выдающегося археолога Виктора Сарианиди, открывшего в Каракумах центр одной из древнейших цивилизаций планеты – страну Маргуш, вставшую, по признанию современной науки, вровень с древними культурами Китая, Индии,Месопотамии и Египта. Тридцать сезонов археологических раскопок, то есть тридцать лет понадобились ученому, чтобы не только раскопать в зыбучих песках городище древнего царства, но и предъявить научному миру убедительные доказательства относительно зарождения здесь первой мировой религии – зороастризма.То, что осталось сегодня от некогда процветающей Маргуш, или Маргианы,
– это простершиеся на километры величественные руины столичного городища Гонур-депе, потрясшего археологов своей тонко рассчитанной архитектурой и продуманностью жизненного уклада людей. Прародители туркмен – те, кто начали осваивать некогда плодородный массив в старой дельте Мургаба еще в третьем тысячелетии до нашей эры, были искусными архитекторами, строителями, кузнецами, гончарами и ювелирами, знали секреты выплавки металла и бронзы, обработки золота и серебра.

Не случайно еще в эпоху бронзы здесь уже разводили породистых коней, которых дрессировали, обучали выездке и в особых случаях приносили в жертву богам. Жеребенок, захороненный с особыми почестями, целая серия бронзовых рожков – специальных музыкальных инструментов, предназначенных исключительно для тренинга лошадей, миниатюрная бронзовая скульптура в виде головы лошади с длинной шеей и большими, как у ахалтекинца, глазами, – все эти находки, по утверждению самого В.И.Сарианиди, свидетельствуют о том, что на рубеже III-II тысячелетий до н.э. древние туркменские племена положили начало селекции элитарных пород, что, в конечном счете, привело к созданию ахалтекинской породы.

Безусловно, все, о чем сказано выше, – это лишь фрагменты, отражающие эпическую картину, созданную трудом художников, историков и археологов всех времен. И наскальные изображения породистого коня, скульптуры, фрески и барельефы, запечатлевшие этот же экстерьер в более позднюю эпоху, и образцы остеологических коллекций воссоздают целостный облик древнего коня, идентичный современному ахалтекинцу. Между тем считается, что в цепи доказательств этой прямой связи нет одного очень важного звена – проверки методом ДНК. Чтобы осуществить такой метод, вполне допустимый с точки зрения современной науки, нужно найти останки древней лошади, сохранившейся почти в целом виде где-нибудь в слоях вечной мерзлоты. Алтайскому коню в этом смысле не повезло: наука на тот момент не подоспела. А поскольку ждать очередной такой счастливой находки можно
сколько угодно долго, попытаемся доступным нам логическим путем доказать то, что,
на наш взгляд, является очевидным.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Архив блога